Реклама:
1-й в Беларуси иллюстрированный товарно-ценовой справочник

Рассылка
Подписчиков: 83
Запрещённые новости
Дата: 29.05.2022

"Ищешь фильм?" Помни - найти можно здесь - http://findfilm.com.ru/

: Запрещенные новости - 355. Bouriac vs Semenoff
   
                 
 
 АРХИВ РАССЫЛКИ  ОПИСАНИЕ РАССЫЛКИ    

первый выпуск     предыдущий выпуск
Подписка на "Запрещенные новости":          
следующий выпуск     последний выпуск


Орфография и пунктуация авторских работ и читательских писем сохранены.
Ведущий рассылки не обязан разделять мнения авторов.

Станьте автором , написав по адресу comrade_u@tut.by
Запрещенные новости. Выпуск 355

Бурьяк о Семенове

 

Юлиан Семенов как автор загадок Третьего рейха

 
 ...если фальшь в игре грозит актеру тухлыми помидора-
 ми, а неправда и отсутствие логики отомстят писателю 
 презрительными усмешками читателей, то разведчику это 
 обернется смертью.
 
 Юлиан Семенов. "Семнадцать мгновений весны".
 
 Я взялся читать "Семнадцать мгновений весны" с намерением 
 похвалить автора пощедрее (продемонстрировать таким образом своё 
 огромное великодушие), но и не без надежды эффектно его в чём-то
 уличить в дополнение к тем замечаниям, которые у меня получились 
 по поводу одноимённого фильма (см гл. "Юлиан Семенов" в кн. "Один
 против всех"). Однако потом мощно сказалась склочная составляющая 
 моего характера, так что, как обычно, получилась в основном дей-
 ствительно критика.
 
 * * *
 
 В книгах Юлиана Семенова нет намёков на преступную сущность 
 сталинизма и не разоблачаются грубые просчёты и жестокие методы 
 советского командования в годы войны. Можно попрекать его этим 
 ("приспосабливался к режиму"), а можно, наоборот, видеть в этом 
 его достоинство ("умел сделать свои книги занимательными и без 
 таких вещей"): придраться можно к чему угодно -- была бы потреб-
 ность кого-то погрызть. Что до меня, то я придерусь к фактам и 
 стилю, а также к образу главного героя.
 
 * * *
 
 "Геббельс жил тогда на даче, но не с семьей, в большом доме, а 
 в маленьком скромном коттеджике, построенном 'для работы'. Кот-
 тедж стоял возле озера, и ограду можно было обойти по камышам --
 воды там было по щиколотку, и пост охраны СС находился в стороне.
 Туда к нему приезжали актрисы: они ехали на электричке и шли
 пешком через лес. Геббельс считал чрезмерной роскошью, недостой-
 ной национал-социалиста, возить к себе женщин на машине. Он сам
 проводил их через камыши, а после, под утро, пока СС спало,
 выводил их."
 Что-то совершенно сбивающее с толку. Сон на посту, да ещё в 
 военное время -- это немалое преступление. Ну ладно если бы из-
 редка какой-нибудь фольксштурмист прикорнул возле продовольст-
 венного склада, а тут же эсэсовцы, вдобавок охранявшие министра 
 пропаганды! И пусть бы это случилось только однажды, а то ведь 
 систематически! Не иначе, по личной просьбе заботливого 
 Геббельса.
 
 Штирлиц сам с собой:
 "'Поехали, машинка', -- подумал он по-русски и включил радио.
 Передавали легкую музыку. Во время налетов обычно передавали
 веселые песенки. Это вошло в обычай: когда здорово били на фронте
 или сильно долбали с воздуха, радио передавало веселые, смешные
 программы. 'Ну, едем, машинка. Быстро поедем, чтобы не попасть
 под бомбу. Бомбы чаще всего попадают в неподвижные цели. Поедем
 со скоростью семьдесят километров -- значит, вероятность попадания
 уменьшится именно в семьдесят раз...'"
 Эту чушь, этот дикий вздор несёт человек с якобы университетс-
 ким физико-математическим образованием. Не иначе, Штирлица засла-
 ли в первую очередь для того, чтобы застопорить немцам создание 
 атомной бомбы. Он справился!
 Могут возразить: он от страха болтает чепуху, чтобы отвлечься 
 и зазря не обделаться. На это можно ответить следующее: человека 
 характеризует и то, ЧТО он болтает от страха.
 
 "ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ (Гиммлер). Он проснулся сразу -- 
 словно ощутив толчок в плечо. Сел на кровати и быстро огляделся.
 Было очень тихо. Светящиеся стрелки маленького будильника
 показывали пять часов."
 Светящиеся стрелки не будут светиться, если их предварительно 
 не осветить, а ведь про это не говорится, хотя, к примеру, есть
 из того же ряда деталь "быстро огляделся" (не крадутся ли враги
 Рейха). В постоянном же слабом освещении свечение стрелок не
 будет заметно. Но может, к фосфору тайно примешали радиоактивное
 вещество, чтобы постепенно лишить рейхсфюрера потенции. В общем,
 ещё одна загадка Рейха, хотя и маленькая.
 Кстати, Семенов пишет неоднократно своё оригинальное "Информа-
 ция к размышлению" и далее помещает пикантные материалы, которые
 Штирлицу никак не могли стать известными ранее 2 мая 1945 г., 
 если только он не ясновидящий и не проковырял дырку в кабинет 
 Мюллера. Читатель, конечно, тоже может раскинуть мозгами, но
 ведь считается всё-таки, что раскидывает ими Штирлиц.
 
 "Гиммлер получил от своих людей кинопленку, на которой был 
 заснят Гесс в туалете -- он занимался онанизмом. Гиммлер немед-
 ленно поехал с этой пленкой к Гитлеру и прокрутил ее на экране.
 Фюрер рассвирепел."
 Наверное, это второй достоверный случай упоминания онанизма в 
 советской литературе -- после пресловутого горьковского "А был 
 ли мальчик?" из "Жизни Клима Самгина". Но может, этот роман
 Юлиана Семенова -- не более, чем сатира на Третий рейх? Большой, 
 так сказать, анекдот?
  
 "Когда Гесс ушел, Гитлер сказал:
 - Гиммлер, подберите ему жену. Я понимаю этого прелестного и 
 верного движению человека. Покажите мне фотографии кандидаток --
 он примет мою рекомендацию."
 Любопытно, откуда черпанул Юлиан Семенов свои сведения о жизни
 Рудольфа Гесса? Потому что, к примеру, в книге Питера Пэдфилда
 "Рудольф Гесс: Сподвижник Гитлера" в гл. 4 (стр. 65) можно про-
 честь следующее: "Зимой того же, 1927 года Гесс женился на Ильзе 
 Пёрль. Со дня их первой встречи прошло семь лет. С тех пор они
 почти не разлучались..."
 
 "А в 1942 году Гиммлер положил в свой сейф первые компрометиру-
 ющие документы на фюрера. В сорок третьем году, после Сталингра-
 да, он решился показать эти документы одному из своих ближайших
 друзей -- доктору Керстену, лучшему врачу и массажисту рейха. Он
 тогда запер дверь и достал из сейфа копию истории болезни фюрера.
 Керстен от неожиданности опустился на диван -- из врачебного дела
 со всей очевидностью явствовало: фюрер перенес жесточайший
 сифилис.
 Пролистав все семьдесят страниц, Керстен тихо сказал:
 - У него прогрессивный паралич в первой стадии... Он уже ненорма-
 лен психически...
 - Может быть, вы согласитесь лечить его? -- спросил Гиммлер."
 Ни в какой книге, кроме как в "Семнадцати мгновениях" Юлиана 
 Семенова, читать о сифилисе Гитлера мне что-то не доводилось.
 Наверное, Гиммлер уничтожил содержимое своего сейфа. А может, и
 Гитлера сожгли, среди прочего, для того, чтобы окончательно
 замести следы ошибок его молодости. Но Штирлиц успел, дока...
 Из интернета:
 "Доктор Фриц Редлих, специалист по проблемам неврологии и
 психиатрии Йельского университета, не обнаружил в известных
 медицинских записях и других существующих источниках, посвященных
 здоровью Гитлера, 'никаких свидетельств', указывающих на то, что
 у Гитлера был сифилис."
 Правда, нашлось и другое:
 "Американский историк предприняла новую попытку доказать, что
 поздняя стадия заболевания сифилисом могла частично определять
 поведение Гитлера, сообщает ВВС. О том, что нацистский лидер мог
 страдать от венерической болезни говорилось достаточно часто.
 Вообще, существует множество довольно противоречивых и зачастую
 абсурдных теорий о состоянии его здоровья."
 "В последней книге Деборы Хайден 'Сифилис: Гений, Сумашествие и
 Загадка' утверждается, что у Гитлера было множество симптомов,
 указывающих на наличие поздней стадии болезни. Среди этих симпто-
 мов, автор выделяет энцефалит, головокружение, гнойные раны на
 шее, боли в грудной клетке и 'акцентированное сердцебиение'."
 Надо сказать, с перечисленными симптомами (кроме, разве что,
 гнойных ран на шее) сталкивается в возрасте за 50 если не каждый
 второй, то каждый третий сторонник нездорового образа жизни.
 
 Гитлер поручил Гиммлеру произносить вместо себя праздничную 
 речь 9 ноября в Мюнхене.
 "Он и сейчас помнил -- обостренно, жутковато -- то сладостное 
 ощущение, когда он поднялся на трибуну фюрера, а рядом с ним, но
 - ниже, там, где при фюрере всегда стоял он, толпились Геббельс,
 Геринг, Риббентроп, Лей. И они аплодировали ему, и по его знаку
 вскидывали руку в партийном приветствии, и, угадывая паузы,
 начинали овацию, которую немедленно подхватывал весь зал. Пускай
 они ненавидели его, считали недостойным этой великой роли,
 пускай, но этика национал-социализма обязывала их перед лицом
 двух тысяч съехавшихся сюда гауляйтеров оказывать высшие почести
 партии ему, именно ему -- Гиммлеру."
 Две тысячи гауляйтеров! Наверное, включая запасных, причём с
 ОЧЕНЬ большим запасом, потому что, согласно имеющемуся у меня под 
 рукой немецкому справочнику 1939 года, существовал всего-то 41 
 гау (партийный округ). Ну, может, эти гау после 1939 года стали
 стремительно размножаться. Или же дополнительные гауляйтеры были
 вроде министров без портфеля.
 
 "- Я знаю Штирлица восемь лет, -- сказал Айсман, -- я был с ним 
 под Смоленском и видел его под бомбами: он высечен из кремня и 
 стали."
 Сложность в том, что кремень -- это деталь зажигалки и пр., а 
 из КРЕМНИЯ или стали ничего не высекают (из-за того, что эти
 материалы не так крошатся под ударами, как надо ваятелям), но 
 можно расплавить их и что-нибудь отлить. Из этого, конечно, не
 следует, что Айсман дурак: человек просто оговорился. А может, 
 не оговорился, а проболтался?!
 
 "Одной из любимых книг Аллена Даллеса, как доносила в свой 
 центр агент из его дома, была книга Даниеля Дефо 'Робинзон
 Крузо'. Также очень часто он возвращался к 'Молль Флендерс' и к
 'Дневнику чумного года'. Эти книги написал Даниель Дефо, один из
 великолепнейших разведчиков. Он был не только самостоятельным
 организатором крупной разведывательной сети, но он стал первым
 шефом английской разведки, о чем мир узнал спустя много лет после
 его смерти."
 Даллесу неверно доложили: Даниэль Дефо никогда не был шефом 
 английской разведки. Зато раза четыре сидел в английской тюрьме и
 даже выставлялся возле позорного столба "на трёх разных площадях
 Лондона". Так, во всяком случае, утверждается в основательной
 книге Д. Урнова "Дефо". Разведывательная миссия в Шотландию и в
 самом деле имела место, а вот с должностью шефа разведки что-то
 не получилось. Ну, ещё был один прожект по поводу разведслужбы
 (но у Дефо было много разных прожектов). В книге Урнова говорится
 про это следующее:
 "В 30-х годах нашего века один из тех знатоков Дефо, изыскания 
 которых считаются фундаментальными, поскольку опорой им служат 
 первоисточники, писал: 'Существует в архивах неопубликованная и 
 педатированная рукопись Дефо, где изложена широкая схема по орга-
 низации в Англии секретной службы, благодаря которой королевские 
 министры со всех концов страны могли бы получать надежную инфор-
 мацию о том, как в данный момент различные города и графства 
 относятся к правительству. У государственного секретаря должны 
 быть списки всех дворянских и аристократических семей каждого
 графства; он должен иметь сведения относительно образа мыслей и 
 нравственности служителей церкви и мировых судей в каждом прихо-
 де; у него должен быть список наиболее видных граждан каждого 
 города и его окрестностей с тем, чтобы знать, за какую из партий 
 готовы эти люди подать свой голос на выборах; он должен иметь
 таблицу, показывающую силу влияния каждой из партий в различных 
 районах; наконец, государственный секретарь должен иметь постоян-
 ную осведомительную службу в Шотландии. Единственным способом 
 получения такого рода сведений, по мысли Дефо, является сеть 
 доверенных лиц, охватывающая все части Великобритании'. (Из 
 биографии Дефо, принадлежавшей Джеймсу Сатерленду и опублико-
 ванной в Лондоне в 1937 году.) Вот эта рукопись перед нами, она
 включена в собрание писем Дефо, вышедшее впервые в 1955 году, и
 представляет собой пространный меморандум." (стр. 149)
 
 "Через полгода после этого Шелленберг зашел к Гейдриху и 
 попросил его санкции.
 - Я хочу жениться, -- сказал он, -- но моя теща -- полька.
 Это было предметом для разбирательства у рейхсфюрера СС 
 Гиммлера. Гиммлер лично рассматривал фотографии его будущей жены
 и тещи. Пришли специалисты из ведомства Розенберга. Проверялись
 микроциркулем строение черепа, величина лба, форма ушей. Гиммлер
 дал разрешение Шелленбергу вступить в брак.
 Когда брак состоялся, Гейдрих, крепко выпив, взял Шелленберга 
 под руку, отвел его к окну и сказал:
 - Вы думаете, мне неизвестно, что сестра вашей жены вышла замуж 
 за еврейского банкира?
 Шелленберг почувствовал пустоту в себе, и руки у него захоло-
 дели.
 - Полно, -- сказал Гейдрих и вдруг вздохнул.
 Шелленберг тогда не понял, почему вздохнул Гейдрих. Он это 
 понял значительно позже, узнав, что дед шефа имперской безопас-
 ности был еврей и играл на скрипке в венской оперетте."
 Может, у Гейдриха и была еврейская кровь, но вот деда-еврея, 
 если судить по другим источникам, у Гейдриха не было. Причиной
 слуха о еврейских корнях Гейдриха стал повторный брак его
 овдовевшей бабушки с человеком по фамилии Зюсс, которая у немцев
 считается еврейской.
 Юлиан Семенов, не иначе, заглядывал в книги Григория Климова: 
 этим легко объясняется нездоровая наклонность выявлять всюду
 еврейский след, еврейские корни и непорядок в половой сфере (к
 примеру, у Гитлера, Гиммлера, Гейдриха, Геббельса, Гесса).
 
 "Однажды Штирлиц попросил у профессора ключ от стеклянного 
 ящика, в котором хранились бронзовые статуэтки с острова Самос.
 - Мне кажется, -- сказал он тогда, -- что, прикоснись я к этой 
 святыне, сразу же совершится какое-то чудо, и я стану другим, в 
 меня как бы войдет часть спокойной мудрости древних.
 Профессор принес Штирлицу ключ, и Штирлиц сделал для себя 
 слепок. Здесь, под статуэткой женщины, он организовал тайник."
 Сделать тайник под музейным экспонатом -- это оригинально и
 должно бы свидетельствовать об изобретательности Штирлица, если
 бы можно было представить, как он им пользовался: торчал, дожида-
 ясь отсутствия посетителей в зале, потом отвлекал смотрителя
 внезапным шумом и стремглав бросался к шкафу? И что мог он там
 прятать, наконец? Последний патрон? Советский паспорт? Фотографию
 Кэтрин Кин? Сотню долларов на всякий пожарный случай?
 
 "...каждый второй человек давал информацию на соседа, а этот
 сосед, в свою очередь, давал информацию на своего информатора.
 Считать, что в этой мутной воде можно беспрепятственно уйти, мог
 только человек наивный, незнакомый со структурой СС и СД."
 Иначе говоря -- Штирлиц, потому что как раз он, похоже, всё 
 ешё не знает, что СД -- это часть структуры СС, а информацию на 
 соседа больше носили не в СД, а в гестапо.
 
 "Он знал, что Гитлер НИКОГДА заранее не готовит речей: фюрер 
 всегда полагался на экспромт, и экспромт ему обычно удавался. Но
 Борман, особенно во время встреч с государственными деятелями
 из-за рубежа, не забывал набросать для фюрера ряд тезисов, на
 которых стоило -- с его точки зрения -- сконцентрировать
 наибольшее внимание."
 Борман знал, а вот, скажем, Шпеер почему-то не знал. В "Воспо-
 минаниях" Шпеера: "Я, конечно, и раньше восхищался ораторским
 мастерством Гитлера, когда, к примеру, перед выступлением на
 собрании он тщательно ОТЫСКИВАЛ МЕСТО В СВОЁМ ДОКЛАДЕ, которое
 вызовет первый взрыв бурных аплодисментов."
 
 "Он очень любил этот старинный кабачок. Он назывался 'Грубый 
 Готлиб' потому, что хозяин, встречая гостей, говорил всем -- вне 
 зависимости от рангов, чинов и положения в обществе:
 - Чего приперся, жирный боров? И бабу с собой привел -- ничего 
 себе..."
 Чем ранг отличается от чина? И так ли уж разительно он отлича-
 ется от положения в обществе? Когда Айсман сказал "Лично я счи-
 таю, что следует быть до конца честным перед самим собой -- это 
 определит все последующие действия и поступки." Мюллер заметил: 
 "Действия и поступки -- одно и то же."
 
 Сотрудник гестапо беседует с Кэт, лежащей в больнице:
 - Это симптомы сотрясения мозга.
 - Да. Если бы не моя грива -- мальчика не было бы вовсе. Грива 
 приняла на себя первый удар этой стальной балки.
 - У вас не грива. У вас роскошные волосы. Я любовался ими в 
 первое свое посещение.
 По-моему, от удара стальной балки не защитил бы даже шиньон. И 
 даже стальной шлем не защитил бы. И почему "первый удар"? После
 "первого удара" балка поднялась и потом ударила снова? Контужен-
 ной женщине это странное рассуждение, конечно, простительно, но
 Семенов-то мог её и подправить!
 
 "Штирлиц отвернул лацкан пиджака -- там был жетон СД. Шуцман 
 козырнул ему..." (Козырнул кому? Жетону? Лацкану? Пиджаку? 
 Штирлицу? Наверное, всем сразу. "Стилистическая небрежность и 
 двусмысленность в этих предложениях есть результат забвения
 известного правила о том, что местоимение заменяет ближайшее к
 нему имя существительное того же рода и числа." -- Е. В. Язовиц-
 кий, книга "Говорите правильно", 1964 г.)
 "В приемном покое Штирлиц предъявил жетон СД и прошел в 
 палату, где лежала Кэт."
 "Он понимал также, что, если побег удастся, след непременно 
 поведет к нему: значок секретной полиции, машина, внешние 
 приметы."
 "Секретная полиция" -- это гестапо (Geheimnissptaatspolizei -- 
 тайная государственная полиция). А СД -- это Sicherheitsdienst,
 заграничная разведка НСДАП, а не полиция. Но лацканов, как 
 известно, два, и наверняка у Штирлица было по значку (жетону) 
 под каждым: с одной стороны -- СД, с другой -- на всякий случай 
 гестапо.
 
 "Мюллер три часа работал над первым допросом русской. Он сличал
 запись, которую представил Штирлиц, с лентой магнитофона, вмонти-
 рованного в штепсель возле стола штандартенфюрера СС фон 
 Штирлица." 
 Наверное, в штепселе был только микрофон от магнитофона, но это
 от Штирлица скрыли. И почему именно в штепселе, а не, к примеру,
 в электрической розетке, в которую штепсель втыкается? Из "Толко-
 вого словаря Ожегова": "Штепсель -- вилка для присоединения к 
 электрической сети переносных аппаратов."
 
 "Штирлиц отдавал себе отчет в том, что Борман был просто-напро-
 сто занят и поэтому не смог прийти на встречу. Впрочем, Штирлиц
 знал, что Борман только два или три раза откликался на подобного
 рода просьбы о встрече."
 ОТКУДА ШТИРЛИЦУ ЗНАТЬ, что Борман "только два или три раза 
 откликался на подобного рода просьбы о встрече" от разных других
 Штирлицев?! Даже если гестапо следила за КАЖДЫМ шагом Бормана, то
 с какой стати делать полученную таким образом информацию доступ-
 ной для какого-то штандартенфюрера из СД?
 
 "Штирлиц нахмурился, неторопливо огляделся: коридор был пуст -- 
 все ушли в бункер. Он толкнул дверь плечом. Дверь не открылась. 
 Он отпер дверь. Два больших белых телефона выделялись среди всех 
 остальных -- это была ПРЯМАЯ связь с бункером фюрера и с кабине-
 тами Бормана, Геббельса, Шпеера и Кейтеля. Штирлиц выглянул в
 коридор -- там по-прежнему никого не было. Стекла дрожали --
 бомбили теперь совсем рядом. Мгновение он думал, стоит запереть
 дверь или нет. Потом подошел к аппарату и набрал номер 12-00-54."
 Что это за прямая связь, если приходится накручивать номер?
 Прямая -- это не провод без изгибов, а просто отсутствие комму-
 татора. Даже если автор имел в виду всего лишь то, что на другом 
 конце трубку поднимал сам босс, а не помощник, секретарь или адь-
 ютант, почему при 5 абонентах 6-значный телефонный номер? Чтобы
 сбивать с толку советскую разведку? Лучше было бы говорить о 
 СПЕЦИАЛЬНОЙ связи. Кстати в одноименном фильме мы видим уже
 ЧЕТЫРЕ телефонных аппарата, и Штирлиц, сняв трубку, сразу же
 слышит Бормана.
 
 "8.3.1945 (22 часа 32 минуты) Через полчаса возле музея
 природоведения Штирлиц увидел бронированный 'майбах'. Он прошел
 мимо машины, убедившись, что за ним нет хвоста. На заднем
 сиденье он увидел Бормана."
 Наверное, Борман боялся сидеть в темноте и поэтому время от 
 времени зажигал в салоне спичку. Или же Штирлиц разглядел его
 при вспышке от близкого взрыва бомбы. Вспышка была такая яркая,
 что Штирлиц убедился сразу же: это именно Борман, а не Гиммлер с
 большим пистолетом наготове. А может, Борман просто чихал на всех
 и даже сам ходил на базар без охраны.
 
 "Шофер Бормана, в свое время отказавшийся -- с санкции Бормана 
 -- стать осведомителем СС, был арестован, когда возвращался домой 
 после дежурства."
 СС или гестапо? Многие работники гестапо были членами СС. Члены 
 СС были также членами НСДАП. Почему бы тогда не написать: отка-
 зался стать осведомителем НСДАП? Да, было некоторое противостоя-
 ние между СС и остальной НСДАП, и не все люди, служившие в учреж-
 дениях СС, состояли в НСДАП, но все-таки организация СС как целое 
 работой с осведомителями не занималась: этим занималась в основ-
 ном государственая служба -- гестапо.
 
 "Выяснилось, что на чемодане с радиостанцией были отпечатки 
 пальцев, принадлежавшие трем разным людям."
 Я не знаток дактилоскопии, поэтому не уверен, а только предпо-
 лагаю следующее: чтобы убедиться в наличии отпечатков пальцев не 
 менее чем трёх разных человек, требуется 30 хороших неодинаковых
 отпечатков. Если исключить мизинцы (они малоиспользуемые), то хотя 
 бы 24. Не много ли для одного чемодана? И ведь кто-то мог браться 
 за чемодан только правой рукой, а кто-то -- только левой (чемода-
 ны обычно не носятся двумя руками сразу). Конечно, имеет значение
 и взаимное расположение отпечатков, но что-то неправдоподобно, 
 чтобы каждый из трёх "владельцев" отпечатков хлопнул по чемодану
 ладонью в своём особом месте. Вообще, обычно радуются и одному
 хорошему отпечатку.
 
 "В этом ночном экспрессе, который отличался от всех остальных 
 поездов довоенным комфортом, -- в маленьких купе поскрипывали 
 настоящие кожаные ремни, тускло блестели медные пепельницы,
 проводники разносили крепкий кофе, -- в этом поезде по коридору
 Скандинавия-Швейцария практически ездили теперь лишь одни
 дипломаты. Штирлиц занимал место N 74."
 Не иначе, вагон был сдвоенный. Или двухэтажный. Или в нацист-
 ской Германии была сквозная нумерация мест в поезде. Или номера
 шли не подряд -- чтобы путать разведку союзников. Или внутри 
 вагон был много больше, чем снаружи. Или купе располагались по 
 обе стороны коридора. Или спальные места были "стоячие". Или...
 В общем, возможных объяснений много, но остро необходимо хотя бы
 одно, потому что если в вагоне имеется 12 купе по 4 места, то
 всего будет 48 мест, а у Штирлица аж 74-е.
 
 "Штирлиц поджался: он вчера подвозил к министерству авиации 
 пастора Шлага -- 'налаживать' связи с людьми, близкими к окруже-
 нию Геринга. В случае успеха всей операции, когда к делу подклю-
 чат гестапо -- но уже по просьбе Шелленберга, для выяснения дета-
 лей 'заговора', -- надо было, чтобы пастор 'оставил следы': и в 
 министерстве авиации, и в люфтваффе, и в министерстве иностранных 
 дел.
 'Нет, -- подумал Штирлиц, наливая коньяк, -- этот генерал меня 
 не мог видеть; мимо меня, когда я сидел в машине, никто не прохо-
 дил. И вряд ли Мюллер станет подставлять под меня генерала -- это 
 не в его привычках, он работает проще'."
 Наверное, люди боялись ходить возле министерства авиации: 
 пастор Шлаг даже связи наладить успел, а возле машины Штирлица 
 так никто и не прошёл.
 И "станет подставлять", да ещё "под меня" -- дурной стиль: как
 будто заимствованный у гомиков. В самом деле, откуда ещё могло 
 взяться это "поджался"?! Не "сжался", а именно "под-"?
 
 "При самом первом осмотре захваченных архивов Бормана не было
 найдено ни одного документа, проливавшего свет на пути, по кото-
 рым партия переводила свои деньги в иностранные банки. Видимо,
 эти бумаги либо уже были эвакуированы, либо Борман хранил в своей
 феноменальной памяти банковские шифры и фамилии своих финансовых
 агентов, которые могли ему понадобиться в первый день мира..."
 Даже если секретных счетов и финансовых агентов у Бормана не
 сотня, а тысяча, необходимые записи о них поместятся на несколь-
 ких листах бумаги, которые вполне можно носить в кармане кителя 
 партийной униформы. Но Борман наверняка опасался это делать,
 потому что Штирлиц вынуждал его ездить без охраны по ночным
 улицам Берлина, а там ведь могли напасть пьяные гестаповцы и 
 отобрать не только золотой партийный значок, но и китель.
 
 "А то, что Штирлиц появился в имперском управлении безопаснос-
 ти, то, что он неторопливо шел по коридорам, РАСКЛАНИВАЯСЬ со
 знакомыми, вызвало в Мюллере растерянность, и уверенность в удаче
 поколебалась."
 Штирлиц паясничал в коридорах РСХА? Это был блеф или игра в 
 открытую? Ведь офицер с нордическим характером может поклониться 
 только даме. Надо бы "кивая знакомым".
 
 Штирлиц о тяжелых испытаниях молодости:
 "Худо-бедно, а все-таки я посещал физикоматематический факуль-
 тет, -- сказал он. -- Я не люблю вспоминать, потому что из-за
 этого я был на грани импотенции, но тем не менее это факт."
 В фильме эту внезапную вспышку искренности, заставляющую усом-
 ниться в добросовестности полового воздержания Штирлица, заменили 
 изящным каламбуром: "из-за физики я был на грани физического ис-
 тощения". А вообще не очень эротичный получился у Семенова роман: 
 слово "проститутка" употребляется только 3 раза, "гомосексуалист"
 -- 3, "задница" -- 1, "онанизм" -- 1, "блудница" -- 1, "блудный
 сын" -- 1, "бордель" -- 0. Правда, есть ещё кое-что намёками.
 
 "Гениальные немецкие физики были, таким образом, вне поля 
 зрения руководства, тем более что ни один из фюреров Германии не
 имел даже высшего институтского образования, исключая Шпеера и
 Шахта.
 Доктор Геббельс -- не в счёт, потому что гуманитарий: такие 
 способны лишь сбивать людей с толку.
 
 Мюллер и Штирлиц:
 - А вы чувствовали за собой хвост? Вы остро ощущаете опасность?
 - Любой болван на моем месте почувствовал бы за собой хвост. А 
 что касается опасности -- какая же опасность может угрожать 
 дома? Если бы я был за кордоном...
 Как -- "какая опасность"?! А русские шпионы? А конкурирующие 
 службы? А собственные начальники, имеющие обыкновение "убирать"
 тех, кто узнал лишнее? Но может, Штирлиц решил нахально косить 
 под дурака: Мюллера он, конечно, не убедит, зато хотя бы рассла-
 бится.
 
 Моллер спрашивает:
 - В чем был солдат?
 - Как в чем? В форме.
 - Я понимаю, что не в трусах. В черной форме?
 - Конечно. Вы ж зеленым охрану не поручаете.
 В немецкой пехоте носили повседневную униформу цвета "фельд-
 грау" ("полевой серый"), в котором зелёный оттенок не особенно
 просматривается. В Ваффен-СС носили... тоже "фельдграу". Кстати,
 в снятом по роману фильме солдат Хельмут как раз в униформе
 серого цвета. Правда, фильм -- черно-белый.
 
 "Однажды он подвел Штирлица, но опять-таки невольно, по своей 
 врожденной службистской тупости. Штирлиц выступал на соревнова-
 ниях против испанца. Парень был славный, либерально настроенный, 
 но Шелленберг задумал с ним какую-то пакость и для этого попро-
 сил, через своих людей в спортивном комитете, чтобы испанца выве-
 ли на игру со Штирлицем. Естественно, Штирлица ему представили 
 как сотрудника министерства иностранных дел, а после окончания 
 партии к Штирлицу подбежал Зигфрид и брякнул: 'Поздравляю с 
 победой, штандартенфюрер! СС всегда побеждает!'"
 Почему сотрудник министерства иностранных дел не мог состоять
 в СС и даже иметь при этом звание штандартенфюрера? Но, вероятно, 
 Штирлица представили как МЕЛКОГО сотрудника. Или же членство в СС 
 не сочеталось с либеральным образом Штирлица. Но почему тогда
 сочеталась с его либеральным образом служба в нацистском мини-
 стерстве иностранных дел?
 
 Штирлиц (в начале романа):
 "А я уже привык думать о себе как о старике: сорок пять лет..."
 Значит, Штирлиц приблизительно 1900 года рождения (кстати, в 
 польском переводе издания 1979 г., читанном мной ради языковой
 практики, Штирлицу почему-то и вовсе сорок семь; такие расхожде-
 ния обычно случаются потому, что перевод делается с первой публи-
 кации, а к последующим изданиям оригинальный текст подвергается 
 правке).
 Мюллер -- Штирлицу (в конце романа):
 "Сколько вам лет будет в семидесятом? Под семьдесят? Вы сча-
 стливчик, вы доживете. А вот мне будет под восемьдесят... "
 На самом же деле Мюллер 1900 года рождения. Знал ли об этом 
 Юлиан Семенов?!!! Одним журналистом из числа сочинителей сенсаций
 высказывалось мнение, что Семенов намеренно завысил возраст Мюл-
 лера, а Татьяна Лиознова намеренно взяла на роль Мюллера непохо-
 жего на него артиста Леонида Броневого, чтобы скрыть реального
 Мюллера, перебравшегося после войны в СССР. Только от кого же его
 собирались скрывать -- от "миллионов советских зрителей"? Кому
 было надо, те могли выяснить и возраст, и внешность Мюллера. А
 вот чтоб вдруг какой-нибудь бывший узник концлагерей мог узнать 
 в московской булочной через 30 лет после войны шефа гестапо и
 устроить мордобой -- das ist fantastisch. Короче, загадка, кото-
 рая лишь выглядит ошибкой. Произведение от этого только выигрыва-
 ет. Пиши чушь, напускай тумана -- и пусть потом эрудированные
 критики гадают, на что же ты намекал. А можно ведь и вовсе объя-
 вить роман многослойным, масонским, насыщенным тайными знаками, 
 зашифрованным посланием в будущее. Главное -- преодолеть тот
 порог, до которого тебя считают дураком, психом или нахальным
 халтурщиком, а после которого -- непонятым гением.
 Слабость Семенова к Мюллеру можно объяснить по-разному:
 1. Мюллер -- тот, кто материально поддерживал Семенова (используя 
 золото Бормана) при написани романа.
 2. Книжный (а может, и реальный) Мюллер -- это для Семенова 
 идеал работника спецслужбы.
 3. Семенов своим Мюллером дразнил-таки партийных гусей, но очень 
 малозаметно.
 4. Мюллер -- близкий родственник Семенова.
 5. Мюллер под новой фамилией сделал БОЛЬШУЮ карьеру в Советском 
 Союзе, так что бывшего шефа гестапо нередко видела по телеви-
 зору вся страна. Я думаю, что это был член Политбюро ЦК КПСС
 товарищ Пельше.
 6. Семенов хотел сделать роман более занимательным, а для этого
 подпустил всяких пикантностей, включая своеобразную трактовку
 образа Мюллера, а с доподлинной биографией великого гестаповца
 знакомился через пень-колоду с чужих слов.
 
 Последняя причина представляется наиболее правдоподобной. 
 
 * * *
 
 Штирлиц как аморальный тип.
 "- Саперы опасаются, нет ли здесь бомб замедленного действия...
 - Значит, взлетим вместе, -- ответил Штирлиц и пошел к руинам 
 дома номер девять.
 Он ощущал огромную, нечеловеческую усталость, но он знал, что 
 идти он обязан своим обычным пружинистым шагом, и он так и шел -- 
 пружинисто, и на лице его была его обязательная, СКЕПТИЧЕСКАЯ 
 УХМЫЛКА."
 Дымящиеся развалины. Трупы под обломками. А рядом ходит пружи-
 нистым шагом и скептически ухмыляется какой-то человек. "Ну разве
 так надо бомбить!?" -- написано на его лице.
 
 "Санитарка вышла, и Штирлиц, открыв дверь, пропустил Кэт вперед. 
 Он пошел, взяв ее под руку, помогая ей нести ребенка, и потом,
 заметив, как дрожат ее руки, взял ребенка сам.
 - Слушай меня, девочка, -- заговорил он негромко, зажав во рту
 сигарету, -- им все известно... Слушай внимательно."
 В больнице -- с сигаретой! Вдобавок с чужим новорождённым ребён-
 ком на руках! Может, ещё и пепел стряхивал не в карман?
 
 "После того как Штирлиц во время следующей игры представил Полю
 Зигфрида, тот проникся к своему напарнику громадным почтением и с 
 тех пор старался при каждом удобном случае оказать Штирлицу ка-
 кую-нибудь услугу. То он бегал ему за пивом после того, как кон-
 чалась партия, то дарил диковинную авторучку (видно, отобранную у 
 арестованного), то приносил БУКЕТИК ПЕРВЫХ ЦВЕТОВ."
 Так гомик был Штирлиц или не гомик?! Наверное, они с Зигфридом 
 просто очень длительно проверяли друг друга на истинную нордич-
 ность по заданию своих шефов.
 
 Вульгарность и садо-мазохизм Штирлица провялялись в частых 
 посещениях им ресторанчика "Грубый Готлиб":
 "...хозяин, встречая гостей, говорил всем -- вне зависимости от
 рангов, чинов и положения в обществе:
 - Чего приперся, жирный боров? И бабу с собой привел -- ничего
 себе... Пивная бочка, туша старой коровы, вымя больной жирафы, а
 не баба! Сразу видно, жена! Небось вчера с хорошенькой тварью
 приходил! Буду я тебя покрывать, -- пояснял он жене гостя, -- так 
 я тебя и стану покрывать, собака паршивая...
 ...
 Готлиб встретил Штирлица рассеянно:
 -- Иди, жри пиво, дубина...
 Штирлиц пожал ему руку, сунул две марки и сел к крайнему дубо-
 вому столику, за колонной, на которой были написаны ругательства 
 мекленбургских рыбаков -- соленые и неуемно-циничные. Это особен-
 но нравилось стареющим женам промышленников."
 
 О Штирлице и сметане:
 "Штирлиц сидел в маленьком вокзальном кафе возле большого 
 стеклянного окна -- отсюда ему был виден весь состав.
 - Мсье? -- спросила толстая улыбчивая официантка.
 - Сметаны, пожалуйста, и чашку кофе.
 - С молоком?
 - Нет, я бы выпил черный кофе.
 Официантка принесла ему кофе и взбитую сметану.
 - Знаете, -- сказал Штирлиц, виновато улыбнувшись, -- я не ем 
 взбитую сметану. Это у меня с детства. Я просил обыкновенную
 сметану, просто полстакана сметаны.
 Официантка сказала:
 - О, простите, мсье...
 Она открыла прейскурант и быстро полистала его.
 - У нас сметана восьми сортов, есть и взбитая, и с вареньем, и с
 сыром, а вот просто сметаны у нас нет. Пожалуйста, простите 
 меня. Я пойду к повару и попрошу его придумать что-нибудь для 
 вас. У нас не едят простую сметану, но я постараюсь что-нибудь 
 сделать.
 'У них не едят простую сметану, -- подумал Штирлиц. -- А у нас 
 мечтают о простой корке хлеба. А здесь нейтралитет: восемь сортов
 сметаны, предпочитают взбитую. Как, наверно, хорошо, когда
 нейтралитет. И для человека, и для государства... Только когда
 пройдут годы, вдруг до тебя дойдет, что, пока ты хранил
 нейтралитет и ел взбитую сметану, главное-то прошло мимо.'
 ...
 - Мсье, вот простая сметана. Она будет стоить несколько дороже,
 потому что такой нет в прейскуранте.
 Штирлиц вдруг засмеялся.
 - Хорошо, -- сказал он, -- это неважно. Спасибо вам.
 Поезд медленно тронулся. Он смотрел во все окна, но лица Кэт 
 так и не увидел: наверное, она забилась в купе, как мышка, со
 своими малышами.
 Он проводил глазами ушедший состав и поднялся из-за стола. 
 СМЕТАНУ ОН ТАК И НЕ СЪЕЛ, а кофе выпил."
 Наверное, Штирлиц порывался послать сметану голодающим немецким
 детям. Или решил, что не может себе её позволить: только кофе,
 коньяк и сигареты. Или же снова вошёл в образ штандартенфюрера
 СС. (Что до меня, то я бы съел эту сметану уже просто для того,
 чтобы не создавать официантке проблемы, куда её деть: съесть
 самой, слить в умывальник или плюхнуть обратно в жбан. Однажды
 мне пришлось, подавляя позыв на рвоту, жевать в ресторане свиные
 уши, и я почти справился: настолько неприемлемо оставлять что-то
 съедобное на тарелке. В этом, скорее всего, проявляется моё
 неизбывное плебейство.)
 
 * * *
 
 Юлиан Семенов как антисоветчик и русофоб:
 "Он тогда шел с резидентом СД в германском посольстве по Мари-
 ноути-ку, а возле здания 'Токио банка' лицом к лицу столкнулся со
 своим давнишним знакомым по Владивостоку -- офицером контрразвед-
 ки Воленькой Пимезовым. Тот бросился к нему с объятиями, понесся
 через дорогу (русский -- всюду русский: ко всему приучается,
 только дорогу переходит всегда нарушая правила движения; Штирлиц
 часто по этому признаку определял за границей соплеменников),
 выронил из рук папку и закричал: 'Максимушка, родной!' (...)
 Штирлиц точно сыграл презрительное недоумение и отстранил тогда
 от себя Волю брезгливым жестом указательного пальца, и тот,
 словно побитый, подобострастно улыбаясь, отошел..."
 Мне кажется, это не Штирлиц, а сам Юлиан Семёнов брезгливым 
 жестом указательного пальца хотя бы мысленно отстраняет от себя 
 русское, неродное.
 Гадости про подобострастных истинно русских людей, перебегающих 
 улицы где попало, -- это из арсенала эстрадных сатириков конца 
 1980-х. Надо сказать, действовало: пока не было массовых заездов 
 в Европу, можно было успешно скрывать от русского народа европей-
 скую срань. Впрочем, некоторые её и сейчас не видят в упор.
 (Кстати, у Юрия Мухина в книге "Асы и пропаганда": "Нет, русские
 тоже знают пользу инструкций, но если немец никогда не перейдёт
 улицу на красный свет, даже если нет автомобилей, то русский её
 перейдёт не колеблясь, хотя правила знает. Правила правилами, а
 здравый смысл надёжнее..." (стр. 346)
 И эти восемь сортов сметаны... они ведь по поводу ужасов не
 одного лишь нацизма... "Так что же, братец Юля, сметаны тебе не
 хватает?" -- наверное, спрашивали его в ресторане знакомые 
 штандартенфюреры с Лубянки, а он в ответ лишь неопределённо
 ухмылялся и глазами на штепсель показывал.
 Роман Семенова можно воспринимать и как "агитку", талантливо,
 но неискренне написанную для того, чтобы people хавал её вместо
 сметаны.
 
 * * *
 
 Юлиан Семенов -- большой мастер сюжета, но если кто-то захочет
 почерпнуть из его книги какие-то разведывательные или просто жи-
 тейские премудрости, то уж лучше почитать, к примеру, "Искусство
 разведки" Аллена Даллеса, иначе будет риск потерять тайники,
 завалить явки, забыть пароли и погореть на связях.
 Сведения о "верхушке" Третьего рейха Юлиан Семенов черпал 
 наверняка больше из разговоров очевидцев и знатоков, а не из
 серьёзной иностранной литературы (мемуарной и пр.): иначе не было
 бы стольких ошибок. Правда, в то время, когда писался роман, была
 в дефиците не только сметана, но и хорошая литература -- и, 
 наверное, даже для людей, друживших с КГБ.
 Если говорить о причинах успеха романа и фильма (о рецепте
 Семенова, так сказать), то они, наверное, следующие:
 1. Напряжённый сюжет, компактный стиль.
 2. Большая значимость проблемы, решаемой главным героем.
 3. Обильные пикантные детали из жизни "верхушки" Третьего рейха
 (для советской литературы это было ново).
 4. Умеренное освещение полового аспекта человеческой жизни (это 
 всегда оживляет текст).
 5. Обличительный антинацистский пафос (он упрощал работу с
 издательствами).
 6. Образцовость главного героя и в то же время его заурядность
 (пил, курил, воздерживался, плакал и т. д. -- как очень 
 многие из читателей).
 7. Наличие кое-каких начальных сведений о технологиях разведки и 
 контрразведки (многие люди не прочь усилиться путём освоения 
 хотя бы некоторых "специальных" приёмов и знаний).
 8. Вообще всякие хохмы, вроде бы не лишние для делающих карьеру 
 в трудных условиях (к примеру: "Запоминается последняя фраза. 
 Важно войти в нужный разговор, но еще важнее искусство выхода 
 из разговора."). 
 9. Сцены насилия (такое нравится гораздо большему числу людей,
 чем те, кто себе в этом признаются).
 10. Местами довольно эффектные выражения. К примеру, из разговора 
 Холтоффа с Мюллером:
 - Но я обязан отказаться от прежнего мнения.
 - А хорошо ли это? -- спросил Мюллер. -- Отказ от своего 
 мнения всегда дурно пахнет.
 
 В части изображения пикантных деталей из жизни нацистских бонз 
 Юлиан Семенов снял все сливки. А возможным это стало благодаря
 отношениям с центральным аппаратом КГБ, что тоже вряд ли воспро-
 изводимо. Кстати, сегодня ярко блеснуть такого рода подробностями
 уже не удалось бы, потому что после краха КПСС о Третьем рейхе 
 было опубликовано много превосходной мемуарной и исторической
 литературы.
 И ещё кое-что. Письмо Сталина Рузвельту по поводу сепаратных 
 переговоров -- потрясающее. Оно -- кульминация романа. Само по
 себе или в массе других сталинских писем оно вряд ли было бы 
 вполне воспринято, но в контексте романа Семенова оно выглядит
 как творение действительно великого человека.
 
 * * *
 
 Чтобы точнее оценить величие "Семнадцати мгновений", пришлось
 для сравнения почитать роман Владимира Богомолова "В августе 
 44-го". Почти то же время действия, почти то же время появления 
 романа на свет. Но от чтения книги Богомолова остаётся впечатле-
 ние, что автор ЗНАЕТ, о чём пишет. Конечно, Семенову было труд-
 нее, потому что послужить Родине в СД или гестапо ему не дове-
 лось.
 В отличие от произведения Юлиана Семенова, книга Владимира 
 Богомолова оказалась в отношении придирок очень трудной. Раза
 три Богомолов, приводя польскую речь, пишет почему-то "официер", 
 тогда как в польском есть всего лишь "oficer" с ударением на 
 второй слог. И у Богомолова тоже встречается циферблат часов, 
 светящийся без предварительного его освещения, так что я в рас-
 терянности: может, с этим свечением часов у Гиммлера я был в 
 корне не прав?! Но как же тогда мои отчётливо припоминаемые 
 детские эксперименты с циферблатом собственноручно разобранного 
 манометра?! Фосфорецирующие стрелки часов вышли из моды (может,
 по причине своей бесполезности), так что проверить не на чём.
 Книга Богомолова -- вещь потрясающего качества. Много всяких
 посредственностей ходит в известных авторах только потому, что 
 ловко уклоняется от сопоставления своей простоватой и/или
 извращенческой писанины с прозой Мастера.
 

Александр Бурьяк
Материал предлагается к обсуждению на форуме http://boegolovok.bagolovok.net

 

Орфография и пунктуация авторских работ и читательских писем сохранены.
Ведущий рассылки не обязан разделять мнения авторов.

Станьте автором , написав по адресу comrade_u@tut.by

Остаюсь готовый к услугам Вашим,
Товарищ У
http://www.tov.lenin.ru
comrade_u@tut.by

Журнал "D'" Архив Платная для подписчиков
Бюллетень СИСТЕМЫ БЕЗОПАСНОСТИ В СТРОИТЕЛЬНЫХ ОРГАНИЗАЦИЯХ Архив Платная для подписчиков
БЮЛЛЕТЕНЬ ВЕСТНИК ТЕЛЕКОММУНИКАЦИЙ Архив Платная для подписчиков
Бюллетень "ПРЕЗЕНТАЦИОННОЕ ОБОРУДОВАНИЕ" Архив Платная для подписчиков
Независимое военное обозрение Архив Платная для подписчиков
Рекламодателям    Услуги компании    О компании    Партнерам    Пресс-Центр    Обратная связь
© 1997-2007 ЗАО «Интернет-проекты»

Подписаться:  


РАССЫЛОК МАСТЕР