Реклама:
Мы помогаем вам ориентироваться в ценах, товарах, продавцах. PriceTerra.by

Рассылка
Подписчиков: 38
Рак. Национальная противораковая программа.
Дата: 29.03.2020

Уважаемые подписчики!

Предлагаю Вашему вниманию очередной выпуск рассылки.

Тема выпуска: «Современные возможности восстановления молочной железы у женщин».

Почему женщина не идёт к врачу, обнаружив опухоль в молочной железе?

Рак молочной железы в настоящее время занимает ведущее место в структуре злокачественных новообразований у женщин репродуктивного возраста.

Не останавливаясь на статистике, с которой при желании Вы можете познакомиться на сайте www.cancerscreen.narod.ru, рассмотрим ситуацию из практики.

Случай из практики.

Напротив меня сидит в кресле Мария Ивановна, … лет. В анамнезе мастопатия, которой она не занималась. Слышала Мария Ивановна краем уха от кого-то, что мастопатия у современной женщины – это вроде как «вариант нормы». На том и успокоилась. Знала - ли моя посетительница, что входит в группу риска? Знала, как ни парадоксально это звучит. У нескольких родственниц по материнской линии выявляли опухоли различной природы, в том числе и злокачественные, молочных желёз. Но боялась Мария Ивановна, что ей об этом скажет врач и предпочитала делать вид, что не знает.

Короче, однажды «жареный петушок» клюнул, пошла Мария Ивановна к врачу, прошла обследование по программе скрининга. Поставили ей диагноз «Рак молочной железы» и сказали, что надо делать операцию – мастэктомию, удалять молочную железу.

Что ждёт мою пациентку, какие у неё перспективы?

Ну, во-первых, она молодец, что всё-таки пришла к врачу и болезнь ещё не успела зайти слишком далеко. Марию Ивановну можно лечить, причём лечить успешно.

Во вторых, она решила лечиться в специализированном медицинском учреждении, а не у потомственного колдуна в «25 поколении».

В третьих, моя гостья хочет вылечиться, значит будет бороться за свою жизнь. А будет бороться – значит, выздоровеет, и я ей в этом помогу.

Однако, нужно отдавать себе отчёт в том, что положение Марии Ивановны очень сложное. Она переживает очень тяжёлый стресс. Ведь ей поставили диагноз «Рак» - это первая причина. А вторая – ждёт Марию Ивановну удаление молочной железы. Это травма для любой женщины.

Мастэктомия – всегда стресс для женщины.

Недавно я прошёл специализацию на кафедре психосоматики в РУДН. Там познакомился с исследованиями, проведёнными моими коллегами на этой кафедре, в результате которых удалось установить, что отсутствие или послеоперационные дефекты молочной железы являются причиной тяжёлых психосоматических нарушений. Любое несоответствие этого органа принятым в обществе представлениям неминуемо ведёт к депрессивному состоянию.

Перспектива потери молочной железы часто является ещё одной причиной, по которой женщины затягивают обращение к врачу, хотя и прекрасно понимают, что промедление в этом случае смерти подобно.

Коллеги на кафедре провели сравнительный анализ качества жизни больных раком молочной железы после мастэктомии и органосохраняющих операций с последующей реконструкцией молочной железы и без таковой.

В исследовании были использованы тесты определения тревожности, изучение самооценки пациенток, перенёсших хирургическое вмешательство и ряд других.

Проведённое тестирование позволило установить, что страх визита к врачу был обусловлен представлением об утрате молочной железы как неотъемлемой части женского тела, превращение в «бесполого урода», возможных нарушениях сексуальных отношений. При обнаружении опухоли в молочной железе большинство обследованных женщин испытало страх в связи с возможной калечащей операцией, а мысль о реальной опасности для жизни пришла позднее.

Сколько времени тратит женщина на то, чтобы осознать опасность для жизни?

В произвольной выборке данные распределились так:

15% обратились к врачу в течение первых 2-х месяцев после выявления опухоли;

20% пришли к врачу через 3-4 месяца;

65% добрались до врача только через полгода.

При этом следует отметить, что 25% пациенток согласилось на радикальное лечение только после того, как им была обещана маммопластика, т.е. восстановление формы молочной железы.

Как показали результаты медико-психологического тестирования,

пациентки после мастэктомии страдают выраженными психо - соматическими расстройствами и нуждаются в специальной психотерапевтической помощи.

По данным моих коллег, среди пациенток после радикальной мастэктомии, негативные психологические реакции присутствовали в 100% случаев. Чаще это была депрессия - самоограничение, аутизм, снижение трудовой и социальной активности.

Здесь уместно отметить, что в группе пациенток после органосохраняющего лечения с последующей реконструкцией оперированного участка молочной железы (устранения косметического дефекта) нарушений социальной адаптации выявлено не было.

Полученные результаты исследования наглядно показали, что при отсутствии реконструкции молочной железы (при невозможности выполнения пластической операции) у женщин отмечались выраженные изменения психо-эмоционального статуса.

Для пациенток после радикальной мастэктомии характерно снижение фрустрационной толерантности и адаптационных возможностей, чрезмерная требовательности к окружающим, приводящая к изоляции больных, развитие вокруг этих женщин конфликтных ситуаций. Эти пациентки не готовы идти на компромисс.

В такой ситуации становится актуальной проблема выполнения органосохраняющей операции, или маммопластики, в период не более 6 месяцев после радикальной операции.

Это важно запомнить!

Конечно, подписчицы рассылки уже знают, что в настоящее время калечащая операция (мастэктомия по Холстеду-Майеру, при которой удаляют значительный объем мягких тканей грудной стенки, при этом после операции остаётся грубый рубец, с западением подключичной области, ограничением движений в плечевом суставе, и развивается лимфостаз верхней конечности), почти не применяется.

В специализированных клиниках используют функционально щадящие модифицированные варианты мастэктомии (по Пети), что хотя и улучшило состояние женщины, но не в той мере, которая отвечала бы её потребностям.

По результатам исследования в ряде специализированных онкологических клиник, органосохраняющая резекция молочной железы способствует более эффективной физической реабилитации пациенток и практически полному восстановлению функций верхней конечности.
80% пациенток возвращается на свою прежнюю работу.

Восстановительная операция в большинстве случаев позволяет полностью избежать психосоматические расстройства. Возможные сложности послеоперационного периода, впрочем, вполне преодолеваемые, не сказывались на положительном окончательном психологическом результате.

Из сказанного выше можно сделать вывод, что пациентки, участвующие в программе скрининга и регулярно проходящие контрольные обследования, даже в случае необходимости выполнения оперативного вмешательства на молочной железе, имеют уникальную возможность лечения основного заболевания с использованием органосохраняющей операции с последующей маммопластикой, что позволяет не только сохранить жизнь такой пациентке, но и избавить её от последующих физических, психологических и социальных проблем, которым подвержены женщины, не уделяющие достаточного внимания своему здоровью.

Теперь я расскажу Вам о новой возможности восстановления молочной железы.

В последнее время в медицинской литературе публикуются статьи по использованию полиакриламидных гидрофильных гелей для имплантации в капсульную полость. По данным авторов наблюдений, гели не изменяют физических свойств и объема, не мигрируют в окружающие имплантат ткани. Эти гели формируют тонкую эластичную соединительнотканную капсульную оболочку, не склонную к фиброзу и контрактуре.

По мере поступления новой информации, я буду Вас с ней знакомить.

С уважением, автор.


Подписаться:  


rasmas.com
РАССЫЛОК МАСТЕР