Реклама:
Afisha.Ru: Магазин "О!"
рецензия
SmartMoney » Кривое счастье
Выявлена еще одна причина экономической отсталости—слишком прямая госграница
167 млн. рублей выделено на дорожное хозяйство Вологодской области
Около 167 млн. рублей дополнительно выделено на финансирование дорожного хозяйства Вологодской области. Такое решение приняли депутаты Законодательного Собрания Вологодской области при распределении дополнительных средств, поступивших в бюджет.

Рассылка
Подписчиков: 6
Удивительные паутинки кружева вологодского
Дата: 29.03.2020

Удивительные паутинки вологодского кружева

Источник: Очерк о кружевах
«Коклюшки с копеечками»
Анатолий Рогов

 

О кружевницах Брянцевых

 

Центрами русского кружевоплетения были Вологда, Елец и Мценск, Михайлов на Рязанщине и слобода Кукарка Вятской губернии. Это все с округами, конечно. Плели их и в других местах: в Балахне, в Тульской губернии, Московской, Петербургской, Тверской, но уже не в таких масштабах.

Но в Вологде в начале минувшего века никому и на ум не могло прийти, что их город вскоре невероятно прославится по этой части и кружевом здесь будут заниматься многие десятки тысяч человек. Плели себе до той поры женщины да девчонки в крестьянских избах и мещанских домишках обычные мерные узятки да городки в основном для собственных нужд да совсем немножко на продажу.

Богатые да тонкие немецкие сцепные делались лишь в барских поместьях. Там крепостные мастерицы и дивный валансьен умели выплетать, и бланш, и малин. Господа специально для этого нитки из-за границы выписывали. Простой люд довольствовался своим, привычным. И еще, как вы помните, любили в Вологде расшивку по перевити атласником: узор из нитяной тесьмы, нашитый на ткань, «поле» которой потом частично выдергивалось, превращалось в сетку. Это старинное рукоделие бытовало во многих местах, но здесь узор делали особенно плавным, напевным. То есть уже и в седой древности шли в орнаменте и от традиционного русского узорочья, и от своих северных песен.

И вот вологодская мещанка Анфия Федоровна Брянцева взяла да и выплела такую же белую тесьму на коклюшках, а фон сделала звездочками-снежинками — получилось необычайно красиво и, главное, ни на какое другое кружево не похоже. Стала таким же ленточным узором выделывать косынки, тальмы, покрывала для подушек и даже целые платья. С чьей-то легкой руки эту манеру назвали вологодской, а саму ленту—вилюшкой.

Вскоре к делу подключилась и дочь Анфии Федоровны — Соня. Коклюшки взяла в руки пятилетней, а в десять—двенадцать уже мало чем уступала матери.

Слово опять Софье Александровне Давыдовой:

«Только русское кружево и сцепное могут служить образцами местного типичного плетения. Все же остальные кружева вырабатывались постепенно трудами Брянцевых, которые пользовались настолько же каждым новым, занесенным в Вологду образцом, настолько и своей личной, весьма богатой фантазией, чтобы вносить как можно более разнообразия в свое рукоделие...»

В начале шестидесятых годов Брянцева надумала выплетать женские воротники с длинными концами, и мода эта так привилась, воротники «так понравились, что выдумщица Брянцева, исполняя многочисленные заказы, стала зарабатывать в день до 60 копеек (а обычно хорошая мастерица получает не более 20—23 копеек)».

К ней стали приходить знакомые и незнакомые, просили обучить новой «вологодской манере плетения». Приводили дочерей, и они вместе с Соней никому не отказывали. Сначала обучали только городских по вторникам и четвергам; пять-шесть уроков и перерыв, пока девочки дома усваивали пройденное, потом снова уроки.

С детей состоятельных родителей Анфия Федоровна брала по пятачку в день. Бедные же расплачивались тарелочкой ягод или каким-нибудь лакомством. Мать и дочь любили сладкое. Потом нахлынули желающие из ближних и дальних деревень. С крестьянских детей Брянцевы уже ничего не брали. Жили девчушки по углам. К десяти утра сходились с узелками, в которых кусок хлеба и соленый огурец или вареная картошка. В час , подкреплялись и до четырех-пяти плели. С двенадцатилетних девчушек до сорокалетних женщин — все вместе. Взрослых ходило тоже много.

«В течение многолетней деятельности г. Брянцевой у нее перебывало не менее 800 учениц, получивших возможность зарабатывать себе насущный хлеб. Пример этот единственный в летописях кружевного дела, заслуживающий самого большого внимания, тем более что преподавание плетения кружев предлагалось так бескорыстно лицом, сильно и постоянно нуждавшимся в средствах к существованию».

Давыдова подчеркивает здесь очень важное обстоятельство, а мне хочется еще раз сказать о самом главном: Анфия Федоровна и Софья Петровна Брянцевы не просто обучали кружевоплетению — это вологжанки умели и до них,— они обучали именно своей, новой, вологодской манере, которая вскоре и превратила Вологодчину в один из самых знаменитых и самобытнейших центров не только российского, но и мирового кружевоплетения.

Они, Брянцевы, разработали основы вилюшечного плавного и мягконапевного узора, так похожего на северные песни.

Ты послушай, млада-милая,
Ты в остатнее, во последние:
Ты не езди за забыть-реку,
Ты не пей-ко забытной воды.
Ты забудешь, млада-милая,
Ты свою родную сторону.
Ты забудешь, млада-милая,
Ты меня да горющиночку
Со своим да малым детушкам.
Ох, охти мине тошнешенько,
Моему да ретиву сердцу..
Тут я, сирота, догадалася,
Горюша, я сдомекалася,
Что сыру бору не выгаревать,
Синю морю не высыхивать.
Не плыть камню по поверх воды,
Не бывать моей милой-младе
По поверх земли...

Видите, какой богатый и ритмичный словесный узор, какая пронзительная поэзия! А ведь это очень печальная песня-причет молодой вдовы...

 

Чащинов Дмитрий
http://vologdalace.ru
«Пава и Древо: очерки истории кружевоплетения»
rezultat35@mail.ru


Подписаться:  


rasmas.info
РАССЫЛОК МАСТЕР