Реклама:
Мы помогаем вам ориентироваться в ценах, товарах, продавцах. PriceTerra.by

Рассылка
Подписчиков: 6
Удивительные паутинки кружева вологодского
Дата: 29.03.2020

 

Древо, репей и засеянное поле.

Глава из книги Александра Быкова "Пава и Древо"


    Мы уже отмечали сходство тканых, вышитых и кружевных орнаментов. Обратимся к семантике плетеного узора. Наиболее распространенной "фигурой" в кадниковском кружеве являются всевозможные сочетания ромбов . Деревенские плетеи 19 века именовали их кругами. Как правило, ромб включает несколько составляющих: четыре более мелких ромба с точками в центре, так называемые "репьи" - трилистники, "репьи" - ступенчатые пирамидки, имеющие в основании треугольник . Бывают ромбы с крючками, ромбы с продолженными концами . Сочетания различных типов основного мотива образуют многочисленные варианты узоров.

    Исследователи связывают ромбический орнамент с аграрной магией, уходящей ко временам энеолита, бронзового века. Пересеченный ромб с точками в центре секторов, ромб с крючками отражали идею засеянного (оплодотворенного) поля. Взойдут злаки - родится новая жизнь, созреет зерно - будет пища. Она, в свою очередь, послужит гарантией продолжения жизни и последующего рождения. Таким образом, ромбический орнамент связан с культом плодородия. Всмотритесь в "репей" - пирамиду с треугольным основанием. Не исключено, что перед нами изображение древней богини плодородия! Действительно, "репейчатый" узор чем-то напоминает человеческую фигуру с ромбической головой, поднятыми к небу руками и ногами. Треугольник основанием вниз - древнейшее обозначение женского начала. Вскинутые руки и ноги ритуально обобщены, хотя сохраняют и реалистическое начало. Немного воображения, и современнику предстает древняя богиня-рожаница. Любопытна и другая, чисто лингвистическая связь. Название "репьи" известно в своей архаической форме "орепьи", происходящей возможно от старославянского "орать", т.е. пахать. В одной из ритуальных песен, исполнявшейся в семикскую неделю перед Троицей содержится еще одна любопытная параллель, связанная с культом рождения, женского начала и урожая.

Где девки шли,
Сарафанами трясли-
Там рожь густа,
Умолотиста...

    Существует еще один семантический вариант ромбического орнамента, содержащий знак креста либо по сторонам пересеченного ромба, либо в центре его. По мнению академика Б.А. Рыбакова - это типичная четырехугольная схема распространения блага на все стороны. Осенять крестом - значит желать блага. Уже потом этот языческий символ был заимствован христианством.

    Вернемся к фигуре рожающей женщины. Она занимает в орнаментах кадниковского кружева особое место. Кроме "репьев-орепий", составных ромбического орнамента, знакомое изображение мы видим в центре другой, широко распространенной, композиции "Павы и древа" .

    Это название, применительно к парному кружеву впервые вошло в научный оборот после экспедиций Софьи Давыдовой. В слободе Кукарка Вятской губернии исследовательнице сообщили несколько местных наименований узоров, среди которых упоминалось "Пава и древо". В Казанской губернии кружевницы знали узор "мелкие древы" и "Пава за павой". Название "Пава и древо" было хорошо известно и крестьянкам Вологодской губернии. Так именовались вышитые, тканые, плетеные двухфигурные композиции, состоящие из раскидистого "древа" и предстоящей птицы с пышным хвостом - "павы". Писатель вологжанин Варлам Шаламов поместил название узора в заголовок одного из своих рассказов, посвященного судьбе кружевницы.
Образ "древа" в кадниковском кружеве не однозначен. Оно похоже то на "репей"-пирамидку, то на таежную красавицу ель. Встречается "древо" с раскидистой кроной. Неожиданно крона становится похожей, причем очень детально, на двуглавого орла.

    Эти превращения послужили причиной научной путаницы, породив целую отрасль литературы о "дереве сложной конфигурации", "женщине-вазоне", "двуглавом орле-символе государственности" и т. д. Не находя прямых аналогий в русском фольклоре, некоторые исследователи считают смысловое значение таких орнаментов утраченным. Вот характерный пример воззрений такого рода, извлеченный из книги И.Я. Богуславской "Русская вышивка". "Прочесть такие орнаменты почти невозможно. Они впечатляют ритмической красотой узора и какой-то таинственной, почти магической, исходящей от них силой".

    Разгадка перевоплощения древа кроется в постепенной замене в сознании человека древних образов на более современные, т. е. понятные. На разных временных отрезках те или иные детали отмирали, заменялись новыми, перевоплощая первоначальную картину. Сейчас только с помощью большого воображения можно соединить в единый смысловой ряд "репьи", деревья и орлов, последовательно заменивших друг друга в рассматриваемой композиции.

     Позвольте, снова скажет скептик, но материалы, в нашем случае кружево, все примерно одного времени. Как же можно проследить эволюцию мотива?

    Дело здесь в индивидуальности восприятия узора мастерицей. В одних случаях он трансформировался раньше, в других - позже. Известны этнографические образцы конца прошлого века, где орнамент семантически более чист, чем на предметах, изготовленных свыше тысячи лет назад, На территории Северной Руси, где орнаменты вообще отличаются своей архаичностью, древнейшие символы еще в прошлом веке мирно уживались с нововведениями, проникавшими в крестьянское искусство под влиянием городской моды.

    Иногда процесс обновления форсировали представители промышленных кругов, требовавшие от деревенских мастериц в угоду конъюнктуре внедрения новых узоров. Вот авторитетное мнение на предмет. Оно принадлежит председателю Грязовецкой земской управы К.А. Левашову: "Несмотря на искусную часто работу, крестьянские изделия закостенели в грубых формах, издавна установившихся и нисколько не отвечают вкусам и требованиям зажиточных классов. Чтобы убедиться в справедливости такого взгляда, достаточно обратить внимание на крестьянские вышивания, плетение кружев и множество других рукоделий. Все эти изделия работаются и по настоящее время по тем же образцам и рисункам, как выделывались несколько десятков лет тому назад. Кто знает наше крестьянство, тот легко убедится, что всякие меры: как то раздача рисунков или наем инструкторов будут бесполезны. Крестьянина нельзя выбить из колеи, в которой он вырос..."

    Вот почему на Севере России сохранились вплоть до настоящего времени реликты глубокой старины! Местное население еще в прошлом веке почти не воспринимало нововведений, чуждых традиции. В селе Никольском Кадниковского уезда поясняли смысл кружевных орнаментов, в соседних волостях по Кубене, по данным краеведа Кичина, искусник-мастер вырезал ножиком на лицевой стороне (лопастке) пряслицы фигуры, "изображающие разной формы пряники", похожие на солнце и звезды. В самом уездном городе, как свидетельствует поговорка, "кадниковцы бочонком солнце ловили". По данным этнографа Д.К. Зеленина это древний обычай коллективной встречи восхода, сопровождаемый ночным празднеством, обычай уходящий далеко в дохристианскую эпоху.

    А что творилось в святки, на Ивана Купалу, Петров день! Традиционное язычество, побежденное в официальной борьбе с иноземным христианством, продолжало здравствовать спустя почти тысячу лет после низвержения в Киеве своих богов. Символы язычества - древние орнаменты - составляли декор дома, присутствовали в его внутреннем убранстве. Традиционные узоры можно обнаружить практически на любом предмете крестьянского обихода: прялках, трепалах, кроснах и, конечно, в одежде.

    В подтверждение сказанному сошлемся еще на одно авторитетное мнение. Историк и искусствовед В.В. Стасов еще в 1872 г. писал: "На полотенцах, простынях, рубахах, передниках, женских головных уборах, вообще на предметах самого постоянного и общераспространенного употребления... ярко обозначились и художественные вкусы и религиозные представления..." Еще одна цитата, имеющая уже непосредственное отношение к нашей теме: "Нельзя не надивиться, сколько времени отдавала женщина работам, совершенно непроизводительным с экономической стороны, но которые в высшей степени необходимы для духовной жизни, вводили русский народ в тот мир фантазии, где он чувствовал себя полным хозяином, и где, наконец, творческому замышлению русской женщины открывалось широкое поле..."

    Впрочем, к "фантазии" наши предки относились достаточно серьезно. Орнаменты были тесно связаны с обрядовыми, в том числе охранительными функциями. Одежда с магическими узорами, по широко распространенному мнению, обладала чудодейственной силой предотвращать "лихо", которое могли наслать "злые ветры", "навьи", другие представители мира нечистой силы.

    Знаки плодородия, по идее, должны были способствовать деторождению. они являлись доминирующим орнаментом в костюме невесты и молодухи, в то же время отсутствовали в детской и старушечьей одежде.

    В Кадниковском уезде особым изяществом отделки отличались рубахи-покосницы, служившие в жаркие июльские дни сенокоса главной и единственной одеждой крестьянок. Наподольница такой рубахи украшена замкнутой чередой охранительных символов. Начало сенокосной поры совпадало с купальскими праздниками. Для летних русалий была необходима специальная одежда, дошедшая до нас под именем рубах-покосниц. Во второй половине XIX в. это вряд ли уже осознавали в полной мере. Ритуальные причины сменились чисто бытовыми. Какая же девушка упустит случай продемонстрировать свои наряды, выйдя на покос в роскошной рубахе, от которой, ей богу, глаз оторвать невозможно.

    Евгений Кичин по этому поводу в 1866 г. писал: "Сенокос есть одно из самых важнейших сельских занятий. Девки и бабы готовят себе чистые белые наподольницы - рубахи с вышитыми по подолу их красной бумагой каймами, или с обложенными кругом его лентами и кружевами - (курсив наш. - А. Б.) Оне в одних рубашках загребают сено на лугах...".

    Мужская половина, которая копнит уже сухое сено, мечет в стоги и скирды, нет, нет, да и взглянет на цветастую рубашку. Пристальный взор будет пойман, истолкован по-своему, и обладательница яркого наряда, опустив ресницы, еще усердней начнет загребать валки.

Красной девице сенокос на ум нейдет
Миткалинова рубашка к телу льнет.
Красна девица сенокосит, слезы льет,
По прокосиву доброй молодец идет...



     А уж вечером, на гулянке, гармонист, окруженный разряженной молодежью, перебирая перламутровые кнопки инструмента, вдруг вспомнит дневное происшествие и хрипловатым голосом пропоет:

Ты не раз мене казала
Наподольницу с мысами...


     Кто-то ухмыльнется, кто-то снова опустит глаза, а гармонист тем временем заведет что-нибудь несусветное, или наоборот, грянет русского на радость всегда готовой к пляске честной компании.
    "Для молодых парней и девок сенокос составляет как бы особенную, какую-то праздничную пору…", - подводит итог Евгений Кичин.

 

    Увы ,фотографии с орнаментами в рассылке не разместить. Поэтому, особо интересующихся, отправляю непосредственно к печатной версии    книги "Пава и Древо". Книгу можно заказать у меня.

Чащинов Дмитрий rezultat35@mail.ru  


Подписаться:  


rasmas.info
РАССЫЛОК МАСТЕР