Реклама:
1-й в Беларуси иллюстрированный товарно-ценовой справочник

Рассылка
Подписчиков: 83
Дизайн интерьера или как сделать свой дом уютнее...
Дата: 09.04.2020

Здравствуйте, уважаемые подписчики, и вновь мы пытаемся сделать наш дом уютнее. Сегоднея в этом нам помогут... книги. Итак, книга в интерьере.

Когда-то книги в доме держали исключительно те, кому эти книги были почему-либо нужны. По причине естественной гармонии интеллектуальных потребностей тогдашних пользователей с их социальными возможностями никому не приходило в голову украшать книгами гостиную, или, тем более, держать их в спальне. Книги хранились в специально отведенном месте - в библиотеке или в кабинете, а использовались строго для чтения.

Когда ветры социальных перемен смели дворянские особняки и усадьбы, пройдясь заодно и по профессорским квартирам (в рассуждении наведения всеобщего социального и интеллектуального равенства), явление и понятие домашней библиотеки на время практически перестало существовать. Стесненные условия нового быта попросту не позволяли новым книгочеям (количество которых действительно возросло на несколько порядков) держать книги в доме.

Возникшее противоречие между интеллектуальными потребностями и социальными возможностями книгопользователей успешно ликвидировалось за счет бурного развития системы публичных библиотек. Туда, в частности, перекочевали (добровольно или принудительно) уцелевшие книги из библиотек домашних, и там они были доступны всем желающим. Именно в этот период наши соотечественники обрели гордое (и, между прочим, справедливое) чемпионское звание самого читающего народа в мире. Тогда же в аскетическом интерьере и быту советского человека возник такой предмет, как книжная полка на пять-десять необходимых (любимых) книг -- эмбрион, из которого вновь разовьются домашние библиотеки послевоенных десятилетий.

Эпохой возрождения и почти повсеместного возникновения домашних библиотек стали шестидесятые годы. Конечно, книги случались в домах и до этого: кому-то, например, удалось чудом сохранить (а некоторым другим - получить) уникальные старинные библиотеки "из бывших". Кто-то начал собирать первые подписные издания. Но большинство читающего населения страны довольствовалось полкой, этажеркой, в лучшем случае - небольшим книжным шкафом. К концу 50-х книга уже была для многих предметом необходимости, но еще не стала предметом интерьера. В предмет интерьера, а заодно и в предмет престижа ее превратили именно шестидесятые.

Что бы ни говорили и ни писали об этом сейчас, то было хорошее и очень значимое для нашей культуры время. Железный занавес со скрежетом отворил малые щели, в которые потекли ручейки зарубежной литературы. Дети обрели Винни-Пуха, Алису и капитана Блада. Взрослые - Хемингуэя, Сэлинджера, Ремарка и Апдайка. Блистательное качество тогдашнего литературного перевода способствовало органичному вживанию новых образов и образцов не только в контекст отечественной культуры, но и во внутренний мир каждого отдельного читателя. Советская литература не отставала. Для детей продолжали работать и переиздаваться аксакалы, одновременно появлялись все новые авторы и герои. В пронизанном либеральными сквозняками мире взрослых вновь зазвучали забытые и впервые - неизвестные до того голоса. Чего и кого только не было на тогдашнем, как сейчас бы сказали, книжном рынке.

Все это выходило отдельными тиражами (по большей части, неважно изданными, зато дешевыми и доступными), либо печаталось в "толстых" журналах, которые стали аккумуляторами всего самого свежего, лучшего, прогрессивного и переживали подлинный золотой век. Их в массовом порядке выписывали, покупали, читали в транспорте, хранили дома. Отношения с книгой становились индивидуальными, остро-необходимыми, ее хотелось иметь под рукой.

С другой стороны, духовное обновление общества требовало стилистического оформления, которое и поступило незамедлительно. Функциональный минимализм дизайна шестидесятых годов вполне соответствовал скромным пространствам малогабаритных квартир, его остро-новые и рафинированные формы совпадали со стремлением общества к очищению и новизне и даже довольно аккуратно встраивались в принятую эстетику "благородной бедности". Эпоха яростно декларировала примат духовных ценностей над материальными -- а что ей, интересно, оставалось делать? Духовные ценности были дешевле и доступнее фрагментарных материальных благ. Книга действительно стала лучшим подарком - недорогим, но интеллигентным. В то же время, типовые интерьеры, скудно обставленные типовой жидконогой мебелью, освещенные геометрическими люстрами-"блинами" и декорированные одиноким эстампом, все-таки требовали какого-то одушевления.

Как раз в это время книжные полки становятся предметом интерьера и значимой частью квартирного декора (вместе с обязательным портретом Хемингуэя в красном углу). То есть сначала книга допускается из интеллектуальной сферы в декоративную в качестве некоего легального агента, вроде атташе по культуре в посольстве дружественной страны: украсить свой дом хочется каждому, но ведь не ковер же вешать - во-первых, дорого, во-вторых, идеологически неправильно. А полки с книгами всегда придадут равнодушной типовой квартире уютный и обжитой вид, привнесут в стандартный интерьер оттенок индивидуальности и неброской элегантности, одновременно подчеркивая склонность хозяев к нематериальным ценностям. В общем, и дом украсят, и идеологию поддержат.

Именно изобретательным бессеребряникам-шестидесятникам мы обязаны гениальной методикой заполнения, и даже украшения вполне материального интерьера духовными ценностями. Они ввели в обиход по всем параметрам экономичные самодельные стеллажи, в которых располагали свои беспорядочные, но искренне лелеемые библиотеки. Эти библиотеки были пестрыми во всех отношениях: их состав определялся профессиональными нуждами и беллетристическими пристрастиями хозяев, а не модой; за качеством издания следить было не принято - время престижных и дорогих серийных изданий придет потом и для других людей.

Стеллажи, как правило, производили впечатление некоторой потрепанности, потому что делались своими руками из подножных материалов. Книги - тоже, потому что демократичные бумажные обложки (как мягкие, так и твердые) и матерчатые корешки быстро амортизировались по причине частого использования. Таким образом, общепринятые нормы равнодушия к материальному на (в буквальном смысле) фоне духовного богатства соблюдались неукоснительно. Пестрота корешков и рукотворность стеллажей вместе давали своеобразный эффект декоративности и одухотворенности. И это было стильно, потому что таков был стиль. Конечно, в домах неумеренных книголюбов книги украшением не были, но были предметом культа, а в острых случаях - стихийным бедствием. Бывало, бесконечно и бесконтрольно пополняемая библиотека расползалась по всем немногочисленным тесным помещениям, и книги лежали стопками на подоконниках, на полу, на столах и под кроватями.

Впрочем, это тоже было проявлением стиля, а иногда - простодушного снобизма.

Книголюбы умеренные расширяли свои библиотеки аккуратно, соразмеряясь с реальностью, подкупая, по возможности, появившиеся в продаже чешские и румынские книжные полки -- недорогие, компактные и емкие. Их можно было по-всякому компоновать на стене, общий модуль вносил организующее начало, раздвижные стеклянные дверцы предохраняли книги от пыли - в общем, было удобно, становилось красиво, а стилевые и идеологические нормы не страдали: получая, например, новую квартиру, умеренные сначала думали, как разместить книги, а потом уже прикидывали, куда встанет обеденный стол. Дети умеренных и неумеренных, едва научившись ходить, получали собственные книжки, при первой возможности - собственную полку, по мере подрастания - личный стеллаж. В результате несколько поколений детей выросло в окружении книг и с привычкой к их присутствию - в интерьере и в сознании.

Эту и другие статьи Вы можете найти на сайте www.salon.by

Новые статьи на сайте:

Фэн Шуй
Фэн Шуй - древняя мощная наука, предлагающая способы превратить ваш дом в эффективный инструмент...читать >>

До встречи в следующем выпуске, Ваша Selena


Подписаться:  


rasmas.com
РАССЫЛОК МАСТЕР